Анекдот: В последнее время стали часто появляться истории про летчиков Правда, грустные какие-то Попробую переломить…

Автор umorist

В последнее время стали часто появляться истории про летчиков. Правда,
грустные какие-то. Попробую переломить наметившуюся тенденцию.

Сам я летал за штурвалом самолета всего один раз. Друг дал полетать на
ЯК 18. Восторга особого не почувствовал, но трудностями профессии
проникся: перегрузки, вибрация, тряска — из любого душу вытрясут, а если
еще и сто грамм перед полетом пропускаешь, то вообще даже и рассказывать
неудобно, что там наверху происходит. А уж если лучший друг решил
показать пару фигур высшего пилотажа…
Но есть такие люди, которые не мыслят свою жизнь без авиации. Одним из
них был мой тесть. От него я, под водочку и хорошую компанию его
сослуживца, и услышал эту историю.

Во время войны все подростки стремились на фронт. Не стал исключением и
мой тесть. В 16 лет он прибавил себе 2 года и поступил в учебку, в
которой из него за пару месяцев подготовили летчика. Он успел-таки пару
лет повоевать, побомбить фашистов и дойти до Германии.
Не секрет, что старшие офицеры отправляли из Германии на Родину трофеи
машинами или даже вагонами. У солдат и младших офицеров такой
возможности не было, да и расстреливали за мародерство частенько.
Поэтому грабеж бундесбюргеров ограничивался ревизией буфетов и
подпольев: вся еда и питье в брошенных домах съедалась, а то, что не
было съедено, крушилось в хмельном перегаре руками, ногами и саблями
(бейсбольные биты тогда не продавались, а сабли подвернулись в каком-то
з`амке). Тесть специализировался на компотах: содержимое выпивалось, а
банки складывались в ящики, авось пригодятся. А так как транспортное
средство всегда было под рукой (то бишь самолет), то ящиков этих
скопилось немерено.
По возвращении в Москву тестя определили служить на Тушинский аэродром.
Совсем недалеко от дома. Дом был на Щукинской. Прямо возле теперешнего
метро. Практически, рукой подать от места работы. Маленький такой домик,
с маленьким таким садом. Ну, может пару соток.
Пролетая каждый раз над Щукино, тесть делал на бреющем полете пару
кругов над своим домом, дожидаясь пока на крылечко выйдет мать, махал ей
крыльями и улетал по своим делам. Идиллия. Круче чем в американских
фильмах.
Не знаю уж, страдали ли жильцы близлежащих домов от приступов
панического страха за свои дома и жизни (зря, кстати, повод был), но
Полину Давидовну знали и уважали все соседи вплоть до Курчатника
(курчатовского института) с одной стороны и Строгино с другой.
Так вот. Дом-то рядом. А нужные банки болтаются у сына (то есть тестя) в
самолете без дела. Запилила его Полина Давидовна: принеси, да принеси
сынок банки домой, ведь компоты надо закатывать, огурчики с
помидорчиками мариновать… Крепко засела эта мысль в голове у Яши.
Настолько крепко, что стыдно ему было и перед мамой и перед папой за
свое непутевое отношение к делу продовольственного обеспечения семьи на
зимний период. Но ведь несолидно 19-летнему пацану в летной форме
младшего лейтенанта таскать по Тушино ящики с банками. Коллеги засмеют,
да и соседи. Машин-то тогда не было в личном пользовании, а на такси
никто не раскатывал.
Но случай предоставился очень скоро. Дали Яше задание отвезти одного
артиллерийского капитана куда-то под Можайск, что-то там типа посмотреть
сверху на какие-то позиции, или просто по делам. Не знаю уж про это
Секретное Задание достоверно. Но у офицера с собой было. Чтобы не скучно
было лететь, или прибытие отпраздновать, или просто прийти в хорошее
расположение духа, или гильзы протереть… Но один-то пить не будешь.
Надо же разделить счастье с друзьями.
— Ну что, давай по маленькой? — сказал офицер уже на подходе к самолету.
— Давай, — согласился Яша и выдул стакан спирта.
— Еще по одной? — спросил офицер.
— Можно, — ответил Яша, подумав про себя, — а чем я хуже какого-то
гребанного артиллериста.
— Закусишь? — спросил капитан.
— А зачем тогда пили? — ответил Яша.
— Логично, — согласился уже хороший капитан.

Спирт подействовал с небольшой задержкой. Ее как раз хватило, чтобы
долететь до родного дома. В затуманенном двумя стаканами чистого спирта
мозгу всплыло клятвенное обещание матери насчет “привезти посуду домой”.
Да и оказию такую грех упускать.

— Слушай, капитан! Ты там поищи у себя ящики под ногами.
— Нашел. НА чего с ними делать?
— Да посуду матери обещал завезти.
— Ааа, — протянул капитан, не догадываясь, что его ждет в самом
ближайшем будущем.

Все развивалось по обычному сценарию: подлет на бреющем, пару кругов над
домом, мать на крылечке… НО!!! Набор высоты с заходом в пике старый
сценарий не предусматривал. Поэтому в воздухе запахло
материализовавшимися страхами бедного пьяного капитана.
— Ящик с посудой нашел? — прокричал тесть.
— Да!
— Бросай!!!
— Ты что, охуел, она же разобьется
— Бросай, говорю, это приказ!
И так несколько заходов. По числу ящиков. Один ящик — один заход.

— Так вы, что, попали в дом-то? Крышу небось разворотили? — спросил я.
— Да ты что, в сад, в сад я метил, меня же бомбить учили…— обиделся
тесть.

Так и остался он без компота, помидорчиков и огурчиков в 1945 году.

Семен Семеныч