Анекдот: Один знакомый летчик Гарик рассказал, командир «Боинга»… Встречались летом… Рассказал занимательную…

Автор umorist

Один знакомый летчик Гарик рассказал, командир «Боинга»… Встречались летом… Рассказал занимательную историю из жизни летчиков…
Отдыхали они, значит с «Товарищами-такими же летчиками» весной где-то в Испании… Пару-тройку дней. Чисто в мужской компании… Пляж, солнце, пиво, девочки – чего еще надо!!!
Он (знакомый летчик Гарик) и его Товарищ (здесь и далее – имя Товарища — Товарищ) познакомились с двумя испанистыми девушками! Всё, как говорится — «all right»! Собрались уже через пару бокалов в гости к девушкам!!!
Казалось бы… — Куй железо и так далее… Можно и не отходя от “кассы”. Но “загадочная” русская душа вечно ищет на свою жопу приключений… так и просит ещё чего-нибудь эдакого, плят!!!
И вот, в один, далеко не самый прекрасный момент, взгляд Товарища остановился и уперся о что-то весьма пестрое (лучше бы он в другое место уперся, и не обязательно взгляд). Товарищ таращился на одно из местных пляжных развлечений, а именно – на таке ма-а-а-аленькие дельтапланчики с моторчиком, на коих катают обычно особо продвинутых туристов по небу… А что?! – “…Ведь я этого достойна…”!!! И опять же – познавательно, должно быть, для летчика, водящего в небе огромный «Боинг», полетать на малых высотах!!! Тем более – рядом такие красотки! Надо же для них что-нибудь сделать эдакое!!! И глаза его недобро загорелись, как «взлетные огни аэродрома»!
Мой знакомый летчик Гарик пытался ему что-то втолковать, но было уже поздно, бесполезно и геморойно сбить с толку упрямого осла — «точка принятия решения о взлете» была уже пройдена Товарищем, и под восторженное иноземное щебетание девушек (а может это были местные бляди, хер знает?!), он направился к хозяину «дельтапланчика» решительной походкой подгулявшего воздушного асса…
Хозяином “пылесоса” был местный абориген-мальчишка, (по имени Хулио, что немаловажно) он же и первый пилот… Естественно, языковой барьер был непреодолим в деталях, но в основном, — на языке жестов они быстро договорились на 5 минут увлекательного полета над пляжем всего-то за 50 евреев… Как выяснилось в последствии, главной ошибкой Товарища было то, что он для чего-то (сдуру или по-пьяни, что у многих русских — одно и то же…) сообщил аборигену «покрышкину», что Я сам — настоящий – летчик, супер-пилот и летаю на огромных «Боингах» (“А ты — говно на палочке”)! Надо ли объяснять, что у «мальчонки» незамедлительно взыграла своя, «южная и горячая как коррида» «летная» гордость и глаза загорелись чисто испанским безумием проныры-торреаддора…
Будучи на тот момент весьма поддатым, Товарищ, естественно, ничего не заметил и бодренько потрусил к «дельтапланчику»… А далее рассказ этот начинается уже со слов того самого, некогда наивного и беспечного Товарища….
«… Когда я подошел к этому «сраному» аппарату, в меня стали закрадываться некие неожиданные мысли, отчего во мне внезапно проснулась трезвость и вдруг оказалось, что я пришел в себя… Я отчетливо осознал, что моё место, место пассажира, располагается впереди (на носу) хлипкой и шаткой конструкции и состоит из старого потертого велосипедного седла, весьма небрежно и ненадежно, даже на беглый взгляд, прикрепленного ржавой гайкой к тонкой алюминиевой балке… Позади сидел пилот — по виду, вполне сумасшедший и в меру психованный… Холодный пот пришиб все мои чресла — “Мама миа….” Но было уже поздно и стыдно отступать. Да и бляди эти скалились и хихикали как гиены… Пришлось пересилить себя. И вот я сел. И вот я сел, сука. И когда я все-таки сел, я ощутил себя наверное так, как ощущала себя в древности Баба Яга на своей метле — глупо и неуютно, ибо ноги мои некуда было поставить, их можно было только подогнуть под себя, старое велосипедное сиденье тут же с удовольствием вгрызлось в мои бедные и дрожащие ягодицы. Аж скрипнуло от удовольствия. Мне же послышалось в этом звуке зловещее чавканье неумолимой судьбы… О ужас, а руками приходилось держаться только за эту уебаную и всю во вмятинах тонкую, хлипкую балку из весьма подозрительного алюминия!!! Я уже хотел было «слинять» оттуда, но вдруг снова услышал веселый смех наших блядей и мне опять почему-то стало стыдно… Вот русская натура… Воистину: “наша добродетель — наш палач”… (Ю.Рулев, Г.Ордановский “Черное шоссе”)… И пока я таким образом, значит, как пьяный маятник, колебался, (или кобелился — хер его (или гер) уже знает) – этот ебаный фашистский летчик (Муссолини хренова внук) рывком завел свою колымагу (мне показалось, что завел он ее тросом таким, каким обычно заводят свои бензиновые пилы разные там дровосеки или лесорубы, а может и маньяки всякие) и рванул, сволочь, сразу же и вертикально вверх!!! И деваться уже было некуда!!! “Только бы не обосраться”, успелось подумать…. Я мгновенно и уже привычно за последние пару минут, похолодел и с тоской понял, что должен куда-нибудь упереть свой взгляд, потому что, если я гляну вниз – то все-таки обязательно обосрусь от страха и еще навернусь с огромной высоты!!! Какие нахрен пейзажи?! Чтобы просто куда-нибудь глянуть с высоты этого “птичьего” полета просто не могло быть и речи!!! Я лишь судорожно стискивал руками, ногами и своей глупой жопой проклятую «метлу» и отчаянно пытался на чем-нибудь сфокусировать свой взгляд!!! И когда до меня дошло, что сейчас я наебнусь, в следующее мгновение я понял, что смотрю на какой-то старенький, замызганный приборчик со стрелочкой… Естественно, понять смысл приборчика я уже не мог… Да это было и неважно…. Главное — кривая стрелка приборчика находилась где-то посередине между цифрами 2 и 3… То есть, прибор показывал два с половиной… Чего там «два с половиной» я так и не узнал, все остальное на земле и в воздухе, на всей планете Земля мне было глубоко пофигу… Главное, самое главное — мне было куда смотреть, чтобы не обосраться и не обблеваться, ибо этот придурковатый потомок испано-фашистских ассов начал вытворять разные безумные фигуры якобы высшего пилотажа, от которых внутри меня все сводило и хотелось блевать и плакать одновременно… Не блевал и не рыдал я только потому, что страх сковал мое горло и лицо своими ледяными пальцами… Этот обдолбыш, видать, хотел покрасоваться перед своим “коллегой” с «Боинга»… О, зачем, зачем мне было говорить ему, что я сам – летчик?!!!! Нет!!! Я не летчик!!!! Я — дебил!
Не знаю, сколько холодных потов с меня сошло за время этого дикого полета, длившегося для меня настоящую вечность?! Не знаю… И, наверное, совсем не помню…. Но когда-то мы, наконец-то, приземлились. Судьбе все-таки было так угодно… И я уж не помню, как я оторвал свои бедные дрожащие руки от «метлы», как вытащил свою бедную задницу из старого велосипедного седла…. Как заставлял свои ноги не дрожать и сколько потом пива пришлось выпить, чтобы придти в себя?! ….
Далее летчик Гарик:
Я задал ему вопрос: «Ну как там наверху?! — Что ты там видел?!», Бледный Товарищ сумел выдавить только одну фразу: «Два с половиной!!!»
Как сказал мой знакомый летчик Гарик, его теперь так и зовут «Два с половиной». Пока за глаза, естественно, но, видимо, кличка эта приклеилась к нему навсегда или, по крайней мере, — надолго! Знакомый летчик Гарик сильно переживает, что когда Товарищ услышит эту кличку, ему, Гарику, несдобровать, ведь он обещался не светить эту злополучную историю….